Преждевременный реквием по батарейкам

batareikaВначале времен, когда все электронные устройства были стационарными до последнего транзистора, голову разработчиков не замутняли лишние проблемы. Любой прибор отлично работал, если рядом журчал живительный ручей линии электропередач, низведенной до родников-розеток, которые можно приобрести здесь: http://rozetkin.com.ua/VIKO-Carmen-p40/. Но любители портативного аудио, паявшие себе приемники по схемам из научно-популярных журналов, положили начало целой отрасли персональных развлечений, неотъемлемо преследующих владельца на протяжении всей его счастливой жизни. Сначала в отдельном кейсе, потом в походном рюкзаке, а в итоге в повседневной сумочке или глубоком кармане, электроника живет с нами бок о бок, не забывая приносить радость и удовольствие. Взамен гаджеты требуют немногого — несколько ватт вкусного и полезного электричества. И чем больше радости в гаджете, тем требовательнее его аппетиты. Судьба его незавидна — он рискует сесть на привязь к розетке сам, а заодно и посадить рядом своего хозяина. Есть ли шансы коренным образом поменять ситуацию? Попробуем разобраться.

Начало истории о борьбе за ампер-часы в кармане потребителя совпало с триумфальным шествием (еще не очень) мобильных телефонов. До судьбоносных инноваций компании Motorola потребление энергии было не то чтобы малозаметным, но, скорее, мало волнующим потребителя. Бумбокс на плече играет от трехсот грамм батареек целый вечер — и прекрасно. Карманного плеера хватает на неделю поездок по городу — отлично! Волк месяцами ловит яйца в корзину на монохромном жидкокристаллическом дисплее — просто замечательно! И вдруг в весьма слабо развивающейся отрасти соляных батареек наступает незаметный кризис. Незаметный, потому что многолетний порядок оказался под угрозой, подгнив изнутри.

С одной стороны, появлявшиеся на рынке новинки делали жизнь проще и лучше. Шутка ли, переход на следующий трек в CD-плеере казался чем-то космическим по сравнению с утомительной перемоткой аудиокассеты (зачастую на карандаше над головой — зеленые технологии девяностых). Размеры гаджетов оставались в разумных пределах для того, чтобы форматные батарейки находили себе достаточно места в их недрах, а энергоэффективность плавала на одном и том же уровне. Меняется поколение, меняются технологии — а уверенность в том, что пара дней музыки будет обеспечена парой пальчиковых батареек остается неизменной.

К тому моменту, когда мир дозрел до действительно продвинутой карманной техники, альтернативные источники питания уже готовились к яркому бенефису. А репетировали они без малого 20 лет в стремительно миниатюризировавшихся мобильных телефонах. Сотовые трубки изначально не могли питаться от AAA-элементов, мощность мобильного приемопередатчика не сравнить с радиоуправляемыми игрушками. И начав с полукилограммовых мастодонтов, к 2000 году средние размеры телефона и его аккумулятора практически стабилизировались.

С медиаплеерами история сыграла более злую шутку. С одной стороны, первопроходцы до-iPod’ного периода щеголяли размерами, сравнимыми с пачкой сигарет, а внутри умели держать куда больше пары альбомов. С другой — тогдашние жесткие диски пожирали энергию с удивительным энтузиазмом, ограничивая меломанов считанными часами удовольствия. Пальму первенства уверенно держали вовремя доработанные CD-плееры, научившиеся читать МРЗ и потому зашкаливающие показатель «цена-качество». А формат и размеры остались на уровне предыдущих поколений, зато были хорошо знакомы потребителю.

И тем не менее, с разницей в пару лет и мобильные телефоны, и плееры вошли в стадию игры, лучше всего определяемую как «бег по синусоиде». В 2000 году мой безумно инновационный Sony Z5 весил 82 грамма и работал пару суток без подзарядки. В 2010 году мой безнадежно устаревший iPhone 3GS весит 135 грамм и работает автономно не дольше суток. Никакое линейное развитие не объяснило бы подобной несправедливости — но синусоида оправдывает все.

Стараниями исследователей в белых защитных комбинезонах емкость батарей растет год от года, но технологии, к сожалению, остаются гостями из двадцатого века (я хотел бы написать «девятнадцатого», но справедливости ради не стал уравнивать литиево-ионные элементы питания с экспериментами Луиджи Гальвани). Их противники, неотличимые визуально благодаря таким же комбинезонам, изобретают и выдумывают с куда большим энтузиазмом, не оставляя дополнительным амперам ни малейшего шанса. Прекрасные монохромные экраны спокойно доживали свой век и уже мало кому нравились, но замена их на полноцветные стоила нескольких часов работы любому из гаджетов. Замена проводных соединений, совмещавших передачу данных с подзарядкой, на беспроводные тоже не принесла лишней экономии — инфракрасные порты, а за ними и Bluetooth в компании с Wi-Fi мертвой хваткой вцепились в оставшиеся проценты заряда. Декодеры видео, оперативная память, акселерометры и гироскопы — все они причина движения по синусоиде вниз.

С другой стороны, постепенно развивающимся старичкам-батареям на помощь спешат энергоэффективные технологии. Костыли, эскалаторы и инвалидные коляски для технологически устаревших аккумуляторов возведены в разряд культа в цивилизованном мире. Не скрою, мой сарказм никак не мешает восхищаться частью из этих костылей. Замена жестких дисков на флеш-память подарила плеерам не только десятки лишних часов работы, но и вольготное уменьшение габаритов. Вряд ли я смог бы нацепить плеер с HDD внутри на плавательные очки и рассекать бассейн брассом под крайний выпуск Dreamdance. И все же вверх синусоиду толкает слишком мало сил, а груз новых необходимых всем и каждому технологий неумолимо гнет ее книзу.

Буду откровенен, мне нравится, что благодаря зеленым технологиям сегодняшний ноутбук работает вдвое дольше своего пятилетнего собрата со сходной производительностью. Но те цели, которые ставят перед собой разработчики, бесконечно унижают прогресс. Непрерывные процессы проектирования более емких батарей, не совпадающие по фазе с внедрением новых (и сразу таких нужных) технологий, вызывают попеременно совершенно разные эмоции. «Ура, теперь ноутбук работает 4 часа вместо двух», — радуется потребитель, чтобы через полгода понять, что в нем нет, например, 3G-модуля. А затем, как водится, расстроиться, приобрести модель со встроенным мобильным Интернетом и даже успеть насладиться Fасеbооk’ом в городском парке, и снова расстроиться, потому что время работы снова превратилось в прежние два часа. Временами кажется, что было бы куда приятнее зафиксировать battery life как кон-станту, законодательно закрепив время работы телефона, например, двумя сутками. Не больше и не меньше. А потом годами следить, как много новых и полезных вещей можно сделать за эти фиксированные 48 часов. И, разумеется, иногда сетовать, что как работали сотовые десяток лет назад, так и работают. Впрочем, сейчас мы делаем то же самое, с поправкой на уже полученные психические расстройства от разочарований.

Есть, впрочем, одна отрасль, пока далекая от гаджетостроения, но вселяющая оптимизм даже внутрь скептичных колумнистов ТЗ. В ближайшем будущем нас ждет сразу несколько роскошных автомобильных премьер, зависимых от бензина не более, чем Ford T был зависим от сена и овса. А автопроизводители — серьезные парни и шутить не любят, в грядущей ценовой войне за стоимость каждого лишнего киловатта нет-нет да и промелькнет надежда на действительно значимый технологический прорыв. И уж тогда нам непременно перепадет кусочек — для наших маленьких и прожорливых электронных друзей.

Похожее

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поиск

Новости в картинках